oleg_shein (oleg_shein) wrote,
oleg_shein
oleg_shein

Category:

Проблемы Института лепры

Вчера в ВК мне сбросили информацию о проблемах Астраханского НИИ по изучению лепры. Цитирую: "Астраханский лепрозорий или, как прежде он назывался, "Астраханский Губернский приют прокаженных" на 20 коек, был учрежден губернатором М.А. Газенкампфом 1 октября 1896 г. В 1947 году он на основании Постановления Совета Министров СССР за N 16389 был преобразован во Всесоюзный научно-исследовательский институт по изучению лепры. С введением системы обследования населения число вновь выявляемых больных постепенно возрастало и достигло своего максимума. Так что же проходит в наше время!? На 2015 год Министерство здравоохранения России уменьшило количество госзадания института, количество коек для больных уменьшили с 60 до 25, сотрудникам клиники (врачам, медсестрам, выдающимся научным работникам) не платят зарплату, аванс, не отпускают в отпуска. Больные инвалиды, старики и так обиженные жизнью, страдающие тяжелым заболеванием, сейчас брошены на произвол судьбы".



Я бывал в Институте в прежние годы, когда боженовская бригада пыталась отобрать у них землю. Когда-то это было загородное пространство, сад "Богемия". По прошествии ста лет вокруг Института разросся город, стоят многоэтажки, нет проблем с коммуникациями, и земля здесь выгодна застройщикам. Тогда удалось атаку рейдеров отбить. Территория ухожена, столетние деревянные домики поддерживаются в прекрасном состоянии, Институт по уровню исследований не уступает зарубежным центрам.



После изобретения антибиотиков лепра перешла в категорию излечимых заболеваний. Если, конечно, не запускать. При надлежащей профилактике в России болезнь сходит на нет. Сегодня общее число больных не превышает 250 человек, из которых 165 живут у нас, в Астраханском крае. Остальные рассредоточены в Сергиевом Посаде (Подмосковье), станице Терской (Ставропольский край) и Абинском районе Кубани. Поскольку болезнь, еще раз повторюсь, при надлежащем уходе, теряет опасный для окружающих характер, люди могут жить в обществе, регулярно приходя на обследование. В настоящее время в Астрахани, например, заполнено всего 30 коек.



Именно это и подвигло федеральных бюрократов на меры экономии. Как рассказал мне директор института, замечательный человек, настоящий доктор Виктор Дуйко, финансирование клиники рухнуло в этом году вчетверо: с 38 млн. руб. до 10 млн. руб. Еще такая же сумма приходит на научные исследования, но, понятно, что за счет науки перекрыть столь резкое падение невозможно. Более того, в прошлом году вообще стоял вопрос о закрытии Института, и только благодаря энергичным действиям Виктора Васильевича и поддержавших его руководителей удалось этого избежать.



Сейчас же, действительно, проходит сокращение штатов. Обсуждается сокращение должностей офтальмологов, стоматологов, санитарок и т.д. Санитарка, кстати, получает в пределах 11.000-12.000 рублей. И это представляется много. Подобным образом предусмотрено сократить госзадание. В прошлом году было пролечено 86 человек, план этого года - 26. Мол, больные могут обратиться в обычную клинику. Ага. Вы представляете себе обычного зубного врача, который готов работать с лепробольным? И реакцию очереди? Ваших родственников, например? Между тем лепра разрушает именно нервную систему человека, приводит к множеству вторичных заболеваний, и люди, которых она поразила, нуждаются в повышенном медицинском уходе. И их надо регулярно обследовать во избежание рецидива.

Между прочим вопрос не только в российских гражданах. В прошлом году был выявлен запущенный случай заболевания в Таджикистане. Больной - мужчина лет тридцати - буквально недавно дважды работал в Подмосковье, Химки, на строительстве федерального медицинского центра. Случайно было обращено внимание на явные следы поражения, вплоть до знаменитой "львиной морды", и возникло предложение к астраханским врачам провести проверку. Провели. Все подтвердилось. Начали лечить. В чем выигрывали все - окружающие люди (включая граждан России), наука и сам заболевший человек. Но тут вмешалась российская бюрократия. Она заставила прервать лечение - как же, иностранец! - и отправила бедолагу обычным поездом среди других пассажиров по месту жительства. Если бы поезд шел не из Астрахани, а, к примеру, из Москвы, то его соседом мог оказаться любой из вас, Ваших близких и друзей. Таковы российские правила здраво-охранения (!). Любопытно, если бы человек был болен чумой или сибирской язвой, его тоже бы депортировали подобным образом со ссылкой на недопустимость расточительства бюджета?

Отметим, что ежегодно из 12.000-15.000 иностранных рабочих (а это не французы) в Астраханской области обследование на лепру в Институте проходит всего 120-130 человек. Остальных обследуют в обычных поликлиниках, и вопрос, обследуют ли вообще. Сказанное еще в большей степени относится к другим регионам России.

Лепра остается реальным вызовом человечеству. Ежегодно ею заболевает 250 тысяч человек, причем речь идет об официальной статистике. Сколько на самом деле больных в Индии, тропической Африке и джунглях Бразилии - не знает вообще никто.

Сохранение Института и сети клинической помощи - государственная задача. Не дай Бог заболеть никому. Инкубационный период, кстати, может длиться десятилетиями. Зафиксирован случай протяженностью в 40 лет между контактом с лепробольным и заболеванием человека. Я обязательно постараюсь помочь Институту, в том числе через привлечение имеющихся в моем распоряжении контактов федерального уровня. Уверен, что подобный центр нельзя финансировать по обычной методике ОМС.

Если мы хотим избежать того, что размещено на фото по ссылке:
https://yandex.ru/images/search?text=%D0%BB%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%B0&redircnt=1428426808.1
Tags: Астрахань, Институт лепры, Олег Шеин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments