?

Log in

No account? Create an account
Январские бои 1918 года в Астрахани (часть 3) - Олег Шеин

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Мой сайт

Январь 11, 2018


Previous Entry Поделиться Next Entry
01:14 pm - Январские бои 1918 года в Астрахани (часть 3)
Война в условиях города


Баррикада у Пречистенской колокольни Кремля (на месте изображенных на фото домов сейчас находится ул. Советская 2)


С рассветом белые предприняли попытку штурма Крепости. Прямой наводкой воротам был открыт огонь из орудия. Разрывом снаряда сбило пулемет, убило помощника пулеметчика моряка Зайцева, а самого пулеметчика отбросило в сторону. Перебежками от здания к зданию, мятежники атаковали Пречистенские ворота, охрана которых разбежалась.
Ситуация спас один человек, тот самый пулеметчик, Дмитрий Чулков. Он снова установил свой пулемет, подавил цепь противника и метким огнем заставил убрать стоявшее на другой стороне Московской улицы орудие. В производстве работ в этот момент по устройству насыпи и установке пулемета горячее участие и самоотверженность проявил 14-ти летний мальчик.

Вскоре подошло подкрепление из 7-й роты и мусульманской роты, которое заняло бойницы на стенах и огнем сверху заставило казаков и офицеров отступить.
Служивший при штабе мятежников Бальзанов записал, что при попытке штурма Кремля атакующие потеряли каждого третьего бойца. Студенты и гимназисты начали дезертировать.[1]

Красногвардейцы подтягивались к Кремлю, вступая по дороге в перестрелки с белоказаками.
Астраханский татарин Орловский, демобилизовавшийся солдат, пробивался к своим. На Ивановском мосту[2] он был задержан гимназистами, однако патруль был неожиданно обстрелян из соседнего здания и разбежался. Захватив брошенную винтовку, Орловский прибился к отряду, в котором оказались его знакомые. Отряд был небольшой, всего 11 человек, и занял Ивановский мост. Вскоре они были выбиты оттуда превосходящими силами белых, и стали отходить в центр города. Проходя мимо Купеческого клуба, отряд потерял одного бойца, убитого выстрелами из окна.

В районе кафе «Шарлау» группа Орловского была встречена сильным ружейным огнем казаков через окна почты. Красногвардейцы заняли второй этаж кафе, а Орловский отправился в Крепость за патронами и подкреплением. Назад он вернулся с группой поддержки в 20 человек, после чего казаки были выбиты из почты.[3]

Командование мятежников было настроено оптимистично. Им удалось овладеть значительной частью города, а также захватить семь автомобилей, включая пять грузовиков. Бирюков почему-то решил, что от этих машин зависит все снабжение Крепости.[4] Отряд добровольцев из 2-го казачьего полка во главе с есаулом Кукушкиным занимает железнодорожный вокзал и станцию Астрахань-II.

По городу расклеиваются плакаты, в которых Войсковое Правительство, нисколько не стесняясь, сообщает, что целью выступления является защита… плодов завоеваний Великой Русской революции.[5]

Днем 12 января в здание Казачьего Правления прибыл городской голова Зенченко. Он искал компромисс и предлагал перемирие. Вдохновленные ночным выступлением казаки отказались его слушать.[6]

Днем к восставшим примкнули некоторые студенты. Одним из них оказался некий Сергей Желудков. Двумя месяцами ранее Сергей принимал участие в мятеже против Советской власти в Москве, поднятом юнкерами. Он попал в плен и был отпущен под честное слово больше так не поступать. Сергей не был намерен исполнять какие-то клятвы, и теперь стоял с винтовкой у Сапожниковского моста.[7]

О составе участников выступления в какой-то степени говорят сведения по раненным. Спустя почти три месяца – 4 апреля – в   лазаретах еще лежали 38 астраханцев, выступивших с оружием в руках по призыву Войскового правительства. В их числе было 27 казаков, а также пять прапорщиков, пять офицеров и один гимназист.[8] Учитывая, что прапорщики тоже принадлежали к казачьему полку, доля офицеров среди восставших не превышала 15%.

13 января повстанцы получили подкрепление. Из Камышина прибыл 1-й Астраханский казачий полк. Чтобы добраться до Астрахани, казаки захватили поезд в районе ст. Кайсацкая, высадив пассажиров на мороз, и взорвав на всякий случай железнодорожный мост между Кайсацкой и Палласовкой.[9] Впрочем,   численный состав прибывших в лучшем случае соответствовал батальону.

Зато восстание обрело командиров. Вместе с полком в Астрахани оказались штабисты Астраханской казачьей бригады во главе с полковником Н.И.Аратовским. Он возглавил руководство вооруженной борьбой белых, назначив своим начштаба капитана Рябова-Решетина, ранее служившего в Генштабе армии. Осторожного Петра Бирюкова это вполне устраивало, и тот быстро и с радостью отодвинулся на вторые роли.

По всей линии была дана телеграмма, что Астрахань занята восставшими. «В городе спокойно, город взят офицерской организацией, добровольцами и казаками», - сообщает Бирюков.[10] Это была откровенная ложь, рассчитанная на деморализацию сторонников Советов в уездах, и приток белых добровольцев.

В станицах, впрочем, прошла мобилизация. Отряд в 35 человек из Ветлянки занял железнодорожную станцию Верблюжья, копановцы – Чапчачи, а грачевцы – Верхний Баскунчак. Однако, никаких активных действий против местных Советов они не предпринимали. Более того, ветлянцы сместили своего офицера и создали что-то наподобие революционного комитета.[11]

Общее число мятежников стоит оценить примерно в 1000 человек.
Утром 13 января белоказаки и гимназисты вновь овладели Почтой и кафе «Шарлау». Днем они вновь были оттуда выбиты группой красногвардейцев и мусульман, просочившейся по Знаменской и Белогородской улицам.

В лазарете быв. Дворянского собрания доктора Дайхес (брат кадетского лидера) и Комаровский оказывали помощь раненым с двух сторон. К вечеру в госпитале лежало уже 50 красногвардейцев. Белые, учитывая близость Крепости, старались в госпитале не задерживаться.

Потери белых за два дня боев составили 118 человек убитыми и 250 раненными, то есть треть всех сил. В строю оставалось в пределах 800 человек. Из станиц добровольцев не было. Калмыки дали еще 60 человек.[12]
Наступила пауза.
15 января повстанцы перешли в новое наступление. Они вторично овладели зданием почты, заняли район Знаменской церкви, овладели электростанцией на левом берегу Кутума, и, самое главное, смогли захватить комплекс зданий на Московской улице, непосредственно примыкавший к Кремлю. Эти здания – 1-я мужская гимназия, магазин Гентшера, Гостиный двор и другие – были выше, чем крепостные стены. Снайперским и пулеметным огнем мятежники взяли под огневой контроль значительную часть площади Кремля. Это вело к большим жертвам среди солдат и рабочих, а также медперсонала.

Попытки выбить белых из здания гимназии и других закончились для красных значительными потерями.
После того, как все шесть мин из бомбомета были расстреляны, и это не принесло никакого результата, Аристов приказал поджечь здания.

Пожар бушевал два дня. Тушить его в условиях боев не было никакой возможности. В первый день сгорели здание мужской гимназии,[13] Гостиный двор, дом Геншера, здание Совета и ряд домов вначале Знаменской улицы. На второй день пожар дошел до Полицейской улицы, уничтожив торговые ряды, писчебумажные лавки и магазин «Граммофон», распространился на гимназию Шавердовой,[14] персидский магазин и Старо-Горянский ряд.

Рядовые бойцы с обеих сторон, разумеется, не все, объявили неофициальное перемирие и пошли грабить магазины.
18 января два командования вступили в переговоры. Посредниками выступали власти Красного Яра во главе с доктором Поташником. Было выбрано помещение 5-го городского участка на 3-й Кремлевской улице.[15] От Советов участвовали большевики Иванов и Чечин, а также каралатовец Никишин. От белых – Сережников и Анохин. Было принято решение прекратить огонь, чтобы продолжить переговоры на следующий день.

Однако, 19 января белые подвергли обстрелу Крепость, ранив несколько человек, включая медсестру. Иванов и Никишин добрались до баррикады противника, передав записку с очевидными вопросами, но ответа не последовало. Война продолжилась.[16]
Красные усиливаются за счет лучшей организации, в основе которой оказалась неоспоримая массовая народная поддержка.

Правоэсеровский «Голос революции» отмечал: «Крепость сделалась центром народного движения. Насколько мертво было в казачьем районе, настолько оживленно в районе крепости».

В крепости работал военный и политический штаб. Ведущую роль в нем играли левые эсеры и большевики, но все свои ресурсы привлекли и другие леворадикальные организации – эсеры-максималисты, анархисты, профсоюзы и различные активистские группы.

На заводе «Норен»[17] приступают к производству бомб, а на ряде мелких мастерских – к производству патронов. Впрочем, патроны не отличались высоким качеством и часто заклинивались в винтовках.
Еще 12 января рабочий-металлист Григорий Липатов прибыл в Крепость и попросил поручить ему организацию партизанских отрядов из рабочих. Разумеется, Мина Аристов дал ему такое поручение.

В районе Криуши[18] возникла боевая дружина профсоюза конопатчиков, обстреливавшая патрули белых у рынка Большие Исады. Симпатизирующие Советам татары взяли под контроль квартал Махалле, исключив тем самым проникновение белых на юг через мосты Варвациевского канала. Отряд Липатова взял под контроль Пороховые погреба.
На Селениях бондарями и кузнецами был сформирован партизанский отряд, который возглавил 23-летний Евгений Савушкин. Первоначально отряд Красной гвардии из 17 рабочих возник еще в ноябре, и располагал десятью винтовками, двумя дробовиками и одним пулеметом.[19] До войны Савушкин ловил рыбу и подрабатывал плотником. В 1915 году он был мобилизован, получил звание унтер-офицера, и был направлен в военную разведку. За доблесть на фронте Савушкин был награжден двумя Георгиевскими крестами.

Была организована и медицинская помощь. 12 января в 06.00 к Аристову прибыли доктора Гузиков и Розентул, высказавшие свои просоветские настроения еще до начала боев и пообещавшие в случае конфликта помощь. Вскоре к ним присоединились доктора Цейтлин, Милованов, группа сестер милосердия, и был создан госпиталь, а также сформированы санитарные отряды.[20] Рахиль Вассерман организует скорую помощь.[21]
Священник церкви св. Владимира служил молебны за дарование победы Советам.[22]

Экипаж ледокола «Каспий» по просьбе большевика Демидова (который в КНВ занимал пост комиссара судоходства) вышел на Волгу, ежедневно взламывая лед и препятствуя переброски к мятежникам подкрепления из правобережных станиц.
Мусульманская дружина, сформированная правыми лидерами уммы, держалась нейтрально, но с каждым последующим днем все более склонялась на сторону крепости.

На выручку горожанам стало подтягиваться село, снабдив своих добровольцев охотничьими ружьями.
Из Астраханского уезда в Крепость вступали партизанские отряды по 70-100 человек.

Крупный отряд под командой Михаила Бессонова пришел из центральных дельтовых сел Трехизбинки, Тузуклея, Уваров, Раздора, Каралата. При дружине было до 40 подвод с продовольствием. Впереди был размещен большой красный плакат: «Вся власть Советам!». В отряде дело до 500 человек, не считая отдела снабжения численностью в 200 человек.[23] Отряд частью сил занял консервную фабрику, заодно обеспечив консервами и весь гарнизон до конца боев. Аристов назвал дружину Бессонова «1-м революционным отрядом».

Еще одно большое соединение вооруженных селян, названное «2-м революционным отрядом», из расположенных в восточной части дельты Маково, Зеленги, Марфино, Цветного и Разино привели 35-летний Матвей Колчин и 32-летний Николай Кандауров. Первый, уроженец Цветного, был простым ловцом, второй, родом из Разино, прошел мировую войну в звании унтер-офицера.
Большой отряд пришел от мусульман Царева и Тияка. [24]



Отряд казаков из Ветлянки, занимавший железнодорожную станцию Верблюжья, вернулся по домам. На общем собрании станицы было решено выйти из войны, и 19 января в адрес атамана Бирюкова было отправлена телеграмма с требованием прекращения войны.[25]

В казахских аулах проявили инициативу активисты Рахметов Тулеген, Ирмуратов Хайдар, Иржанов Жумагазы. Они производили сбор добровольных пожертвований среди населения, на собранные деньги покупали мясо, мороженную рыбу и доставляли их в город для защитников крепости. Только из аулов Сахма и Яблонка лично Ирмуратовым было погружено мяса и рыбы на три подводы и доставлено в крепость.[26]

Все мужское население Икряного в возрасте от 18 до 50 лет записалось в Красную гвардию. Аристов поблагодарил за эту помощь, но ответил, что гарнизон нуждается больше не в людях, а в продовольствии. После этого жители Икряного, Боркино и Маячного отправили в Астрахань 36 мешков печеного хлеба.[27] Местная Красная гвардия, впрочем, не осталась без дела, и провела обыски с целью изъятия оружия у калмыков.[28]

Прибывают делегации и из станиц. Группа казачебугоринцев во главе со Зверевым, и красноярцев во главе с Бесшапошниковым приходят в Крепость и заявляют, что 2-я и 4-я сотни Казачьего войска отказываются воевать против Советов. Красногвардейцы устраивают им торжественную встречу с красными флагами.[29] Форпостинец Нумцев, возглавлявший местный Совет, описывал, как через Волгу к ним перешло несколько десятков казаков, оставивших позиции и решивших разъехаться до домам. Совет тепло принял их, накормил, и отправил подальше от города.[30]
Обе стороны проявляли импровизацию. Ярким примером стали попытки и красных, и белых обзавестись броневиком. Броневики было решено делать путем обшивки металлическими листами грузовиков. При этом атаман Бирюков потребовал от рабочих завода «Океан»[31] сделать броневик за один день (21 января), угрожая им законами военного времени. Рабочие согласились, но – удивительное дело – не смогли справиться с заданием. Не вышло у них! Хотя люди и старались, и рассказывали о стараниях раздраженным казачьим офицерам.[32]

Сделав очень большой переход через степь, мятежники смогли переправить один отряд с орудием севернее Калмбазара[33] на правый берег Волги и ввели его в ст. Атаманская.[34] Войсковое Правление приказало объявить, что «батарея будет бить из всех орудий по г.Астрахани по бандам, сеющим насилие и террор над мирным населением».[35]

Начался артобстрел Кремля и жилых массивов Косы. Стачком расположенного рядом пос. Форпост официально предупредил станичников, что если огонь не будет прекращен, то станица будет сожжена. Это возымело действие, и отряд с орудием вернулся обратно на левый берег. Более того, форпостинский Совет потребовал полного разоружения станицы, и добился его. Было сдано сто винтовок. До этого Совет обладал всего дюжиной ружей, отобранных ранее у поселковой милиции. Вооружив целую роту добровольцев, форпостинцы отправили ее на выручку в город.[36]
В это же время сильный казачий отряд, пытавшийся проникнуть на юг города, был окружен и уничтожен красногвардейцами и татарами в районе Пороховых складов.[37]




[1] ГАРФ, фонд р.5881, опись 2, дело 238, л.д. 11
[2] У торгового Центра «Московский» на Больших Исадах
[3] Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 72
[4] ГАРФ, фонд р.5881, опись 2, дело 238, л.д. 12
[5] Антропов О.О., «Астраханское казачество», стр. 107
[6] ГААО, фонд 1178, опись 1, дело 191, л.д. 17-19
[7] ГААО, фонд 1178, опись 1, дело 8, л.д. 12
[8] ГААО, фонд 1178, опись 1, дело 189, л.д. 293
[9] Голос революции, 4 февраля 1918 года
[10] Антропов О.О., «Астраханское казачество», стр. 104
[11] Воспоминания Ткачева - Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 84
[12] ГАРФ, фонд р.5881, опись 2, дело 238, л.д. 15
[13] В этой гимназии учился И.Н.Ульянов
[14] Гимназия, как и магазин «Граммофон», располагалась в здании на совр. ул. Советская, 8
[15] Совр. Дантона
[16] Воспоминания Ф.Никишина - Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 102
[17] Совр. завод им. К.Маркса
[18] Совр. район ул. Мечникова - Дж. Рида
[19] «Борьба за власть Советов в Астраханском крае», том 1, стр. 399
[20] Аристов М.Л., «Январские дни 1918 года в Астраханской губернии», Астрахань, 1925, стр. 27
[21] Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 51
[22] Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 55
[23] Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 67-68
[24] Голос революции, 4 февраля 1918 года
[25] Воспоминания Ткачева - Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 84
[26] Воспоминания Хайдара Ирмуратова - http://www.regionvol.ru/index.php?newsid=13103
[27] ГААО, фонд 1446, oпись 1, дело 1, л.д. 40
[28] ГААО, фонд 1446, опись 1, д. 1, л.д. 53
[29] Аристов М.Л., «Январские дни 1918 года в Астраханской губернии», Астрахань, 1925, стр. 35
[30] Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 96
[31] Совр. Первомайский СРЗ
[32] ГААО, фонд 1178, опись 1, дело 191, л.д. 19, дело 189, л.д. 9
[33] Т.е. в районе совр. АЦКК
[34] Совр. Форпост
[35] ГААО, фонд 1178, опись 1, дело 189, л.д. 62
[36] Астрахань и январские дни 1918 года, Астрахань, 1925, стр. 97
[37] Антропов О.О., «Астраханское казачество», стр. 109

(2 комментария | Оставить комментарий)

Comments:


[User Picture]
From:Иванов Николай
Date:Январь 12, 2018 05:11 pm

Вероятно, допущена ошибка

(Link)
В начале этой части говорится о татарине Орловском, который сформировал свой небольшой отряд. Затем этот отряд превращается в группу Островского.
[User Picture]
From:oleg_shein
Date:Январь 12, 2018 05:55 pm

Re: Вероятно, допущена ошибка

(Link)
Орловский.

> Go to Top
LiveJournal.com