?

Log in

No account? Create an account
Отрывок из книги про Астрахань во время революции - Олег Шеин

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Мой сайт

Май 19, 2018


Previous Entry Поделиться Next Entry
10:08 pm - Отрывок из книги про Астрахань во время революции
Левому эсеру Бакрадзе, возглавившему комиссариат образования, досталось сложное наследство.
Образовательных учреждений было много, они отличались крайним разнообразием, и большинство из них не работало ввиду многомесячной невыплаты зарплаты преподавателям. Школы финансировались на уровне волостей, а денег у тех давно уже не было. Вдобавок, наступила весна с ее обычными ледоходом и распутицей, и она на несколько недель отрезала многие села от Астрахани.


В губернии имелось 33 высших начальных училища и 1111 обычных начальных училищ. В «высших училищах» обучение шло четыре года, а в остальных и того меньше. Обучение сводилось к умению читать и писать, вести простые арифметические расчеты и знать основы православия, буддизма или ислама в зависимости от вероисповедения.


Среди начальных училищ имелось 45 станичных, 30 калмыцких, 50 киргизских (казахских) и сто татарских. Они были разбросаны по всей территории губернии, и только, к примеру, в Черноярском уезде их было 170.


Содержать все это селяне не были намерены. Про скромный заработок учителя в триста рублей «крестьяне заявляли – «агромное жалование!», и на этой почве были попытки закрыть школы или посадить туда своего учителя подешевле, конечно, дочку или малограмотного сынка какого-нибудь жителя». Эту позицию разделяли и избранные крестьянами уездные власти. В Николаевской слободе население прямым текстом сказало – «Нам ваша гимназия не нужна». В Красноярском уезде власти хотели оставить на 400 учеников всего одного учителя.


Константину Бакрадзе предстояло преодолеть не только хаос, но и откровеннное противодействие населения.


Уже к марту со всеми училищами была установлена связь. Долги по зарплате перед учителями погашались в первоочередном порядке. В отдельные села были направлены учебные пособия и литература. Учительство, однако, в целом было недружественно к новой власти, а их профсоюз осудил октябрьский переворот. Большинство школ существовали при приходах, и отмену религиозных занятий педагоги восприняли отрицательно.


В рамках демократизации школы при «высших начальных училищах» были созданы Родительские Советы. Учителям старой культуры это, понятно, тоже не нравилось.


В Астрахани отмечались свои сложности. Во время боев сгорели 1-я мужская гимназия (это здание так и не было восстановлено) и гимназия Шавердовой (Московская 8). В этой связи Бакрадзе изъял у церкви все три учебных заведения – семинария, мужское и женское духовные училища. Сюда были переведены гимназические классы. Лишь 25 февраля удалось возобновить занятия, то есть было утрачено почти два учебных месяца.


Бакрадзе также хлопотал об улучшении условий для арестованных с оружием в руках гимназистов. По его просьбе их перевели в отдельные камеры, упростили порядок передачи продуктов и белья, и вскоре освободили.


К слову, сегодня получило распространение частное письмо некоей С.Румянцевой, в которой та рассказывает про расстрелы и избиения гимназистов по итогам январских боев. Возможно, речь идет о тех гимназистах, которые были схвачены астраханцами с оружием в руках. Вряд ли справедливо требовать от людей, чьи родные и друзья были убиты и искалечены этими гимназистами, дружелюбия. Что до остальных учащихся, то судя по встрече Бакрадзе с директорами учебных заведений, все эксцессы свелись к двум событиям:


- руководитель частной гимназии Базерман сообщила, что на ее ученицу напали три солдата, толкнув, изорвав шляпу и разбросав книги по улице;
- представитель реального училища Ломан рассказал, что солдаты порвали пропуска у двух его учащихся.


По обоим эпизодам Бакрадзе направил письмо военному комиссару Аристову, потребовав объяснений.
Всего в крае имелось 24 гимназии, включая 13 частных. В них получали образование 8645 гимназистов и работали 350 преподавателей. Пятнадцать гимназий работали в Астрахани (из них 12 частных), две в Николаевской слободе, и по одной в Енотаевске, Черном Яру, Красном Яру и Цареве. Частные гимназии были взяты под управление комиссариатом.


Кроме начальных училищ и гимназий, имелся ряд специализированных учебных заведений: учительский институт, учительская семинария, Торговая школа, Мореходное училище, художественное училище, народная консерватория и школа глухонемых, школа садоводства, виноградарства и огородничества в 13 км от Астрахани. В Николаевской слободе и Красном Яру были ремесленные школы.


Эти учреждения также перешли под управление Бакрадзе.


Их стремились использовать как вечерние школы для рабочих. Подобные курсы пользовались невероятной популярностью. Люди стремились познавать мир, и как губка, впитывали знания по самым разным направлениям человеческой мысли. На каждый курс записывалось по 250-300 человек. Вначале школа для взрослых была открыта при Реальном училище, где даже имелась обсерватория. Затем вечерние курсы появились при 13-м начальном женском училище на Эллинге, 7-м начальном мужском училище на Селенах, 9-м начальном училище на Татар-базаре, при Епархиальном женском училище на Больших Исадах, на Форпосте, пос. Свободном и т.п.


Школа садоводства была преобразована в среднее сельскохозяйственное учебное заведение. Еще одно среднее училище планировалось создать на базе Ахматовской школы садоводства в селе Черепаха, где еще весной были открыты вечерние курсы. В Замьянах была создана школа рыболовства, в Копановке – техническая школа, а в Александровке – сельскохозяйственная школа, а затем и высшее начальное училище. При женской гимназии был открыт 8-й класс, в котором готовили преподавателей для школ.
В доме Шелехова была открыта народная консерватория, в которую перевезли семь конфискованных роялей и другие инструменты. Проходили занятия по классу виолончели, пения, духовых инструментов, скрипки, фортепьяно, хоровому пению и теории.


При самом комиссариате были открыты трехмесячные бухгалтерские курсы, столярная мастерская, классы переплетного и типографского мастерства.


Многие учебные заведения возникали снизу, и комиссариат узнавал о них только пост-фактум. Так, в середине марта студент Филиппов, договорившись с инженерами Фрейманом и Срединским, создал общество «Друзей детей Ямгурчевского района». Убедив церковь, Филиппов получил доступ в помещения Епархиального женского училища, и вскоре развернул технические курсы для рабочих по алгебре, геометрии, химии, строительству, паровым котлам и электротехнике. К концу месяца на курсы записалось 116 человек.


На базе Учительского институту и Семинарии решено было создать ускоренные курсы подготовки преподавателей.


В августе намечалось открыть техникум с двумя отделениями.


Была поднята зарплата учителей. Теперь она составляла 150 руб. в неделю и превышала заработок комиссаров. К осени зарплата учителей школы 1-й ступени достигла 800 руб., а директоров гимназий – 1200 руб. в месяц.


Констанин Бакрадзе разворачивал сеть передвижных кинотеатров и театров, и даже задумался об идее «бродячих учителей».


В села выезжали лекторы, причем тематика их выступлений была связана с особенностями местности, чтобы отвечать практическим запросам скотоводов, ловцов и земледельцев.


Для детей создавались летние трудовые лагеря отдыха, еженедельно для учащихся ставили спектакли, организовывали походы в кино.


При комиссариате открылась библиотека, значительная часть которой была сформирована из книг, собранных в развалинах сгоревших во время боев зданий. В общей сложности было собрано более 5500 томов. Была дана заявка на получение книг из Москвы. Спросом пользовалось все – книги Толстого, Достоевского, работы по астрономии, физике, химии, истории, и, конечно, беллетристика. Подростки зачитывались Жюль Верном и Фенимором Купером, погружаясь в мир прерий и невероятных приключений.


Открывались детские площадки. Они представляли собой нечто иное, чем то, к чему мы привыкли сегодня. Это были центры, сочетавшие в себе разнообразные качели и прочие игры с обучением. Учили переплетать книги, плести корзины, лепить из глины посуду и делать многое другое. Поначалу площадок было пять – у церкви кн. Св. Владимира, во дворе Коммерческого училища, во дворе Торговой школы, во дворе дома Масловых на Ямгурчеевом мосту и во дворе Скворцовых на Криушах.


Площадки были приняты астраханцами с восторгом. Открывшись в начале мая, они сразу оказались заполнены детьми. В среднем в день на каждую площадку приходило по 150 человек. Родители с удовольствием приводили своих детей, а в отдаленных кварталах просили открыть такие же площадки.
Бакрадзе намечал строительство на Болде, в пос. Свободном и в уездах. Вдохновившись примером горожан, енотаевский Совет взял в банке кредит для обустройства своей, енотаевской детской площадки.


Комиссариат образования был намерен ввести трехступенчатую систему школьного обучения. Первая ступень охватывала учащихся в возрасте от 7 до 10 лет, вторая в возрасте от 10 до 14 лет, и третья – от 14 до 16-ти лет. Фактически, речь шла о рывке от слабенькой младшей школы к полноценному среднему образованию.


Летом 1918 года II Краевой съезд Советов признал необходимым провести в жизнь всеобщее обязательное обучение и завершить переход к нему за три года! Предусматривалось, что школы должны стремиться к пятилетнему обучению (таких школ до Октябрьской революции не было вообще), а образование должно сочетать в себе обучение трудовым навыкам, что, очевидно, было востребовано для семей рабочих и селян.


Достичь этой цели без подготовки учительских кадров не представлялось возможным.
Поэтому Бакрадзе сразу же начинает работать над созданием в крае системы высшего образования. Уже 15 марта при комиссариате создается отдел высшей школы.


Принимается решение с 1 сентября открыть Астраханский Университет. В нем должны были работать три факультета: естественных наук, социально-экономический и историко-филологический. Чуть позже добавляется медицинский.


На работу Университета ассигнуется весьма приличная сумма в 1,85 млн. руб. Разрабатываются учебные программы. Они отличаются глубиной изучения материала и широтой охватываемых направлений.
Так, на Горном отделении вводятся занятия по механике, счетоводству и статистике, гидрологии, горной разведке, иностранным языкам. Помимо предметов специализации, студентам предстояло пройти общие курсы высшей математики, физики, астрофизики (!), химии, зоологии, геологии и метеорологии.


Преподавателей искали по всей европейской части страны. Из Астрахани в Петроград, Москву и Киев выехали эмиссары, которые убеждали светил науки переехать в теплый южный город, где много красной рыбы и где их ждет благодарная аудитория. В целом поездки закончились успешно. В Астрахань прибыли профессоры М.О. Голубев (высшая математика), С.А. Усов (зоология), А.М. Скринников (минералогия) и В.В. Станкевич (физика).


В конце года открывается Историко-филологический университет. К сотрудничеству в нем удается привлечь ряд выдающихся ученых, приехавших в Астрахань. Кафедру русского права ведет профессор Ю.П. Новицкий, кафедру церковной истории – профессор А.А. Дмитриевский, философию – профессор А.Л. Сакетти, восточную историю – профессор В.Д. Смирнов. Введены курсы русской истории и социологии.


Ученые с всероссийским именем не стали ограничиваться преподавательской деятельностью. Они активно использовали открывшуюся возможность для исследования интересной и малоизученной Астраханской природы и истории. В частности, орнитологами было собрано свыше двухсот образцов птиц, историками проведены экспедиции в древние ордынские города, ботаниками собирались подробные гербарии.

(Оставить комментарий)


> Go to Top
LiveJournal.com